0%
Юридическая компания
Является профессиональным консультантом в области права,
объединяющим высококвалифицированных юристов и адвокатов
Главная Новости Применение гражданского законодательства в условиях пандемии COVID-19 (на основании Обзора Президиума Верховного Суда РФ № 1 от 21.04.2020 г.)

Применение гражданского законодательства в условиях пандемии COVID-19 (на основании Обзора Президиума Верховного Суда РФ № 1 от 21.04.2020 г.)

Применение гражданского законодательства в условиях пандемии COVID-19 (на основании Обзора Президиума Верховного Суда РФ № 1 от 21.04.2020 г.)

     21 апреля 2020 г. Президиум Верховного суда утвердил Обзор № 1 по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Предлагаем Вашему вниманию ключевые выводы Обзора, касающиеся применения гражданского законодательства в условиях пандемии COVID-19.

1.              Если не установлено наличие оснований для освобождения от ответственности, предусмотренных ст. 401 ГК РФ, установление нерабочих дней в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. основанием для автоматического переноса срока исполнения обязательства и освобождения от ответственности за неисполнение обязательства не является.

     В соответствии со статьей 193 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день. Однако, по мнению Президиума Верховного Суда РФ, следует иметь в виду, что правила статьи 193 ГК РФ не применяются, если из условий обязательства следует, что оно должно быть исполнено именно в выходной день или в определённый день вне зависимости от того, является он рабочим или нерабочим (например, когда срок исчисляется календарными днями).

     Нерабочие дни, объявленные таковыми Указами Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 г. № 206 и от 2 апреля 2020 г. № 239, установлены в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и направлены на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), и не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ.

     Президиум Верховного Суда РФ также отметил, что установление нерабочих дней в данном случае являлось не всеобщим, а зависело от различных условий, таких как направление деятельности хозяйствующего субъекта, его местоположение и введённые в конкретном субъекте Российской Федерации ограничительные меры в связи с объявлением режима повышенной готовности. Как отмечается в Обзоре, в ряде случаев в дни, объявленные Указами Президента Российской Федерации нерабочими, препятствия к исполнению обязательства могут отсутствовать, а в ряде случаев – такое исполнение полностью невозможно. Таким образом, последствия установления нерабочих дней для исполнения обязательств зависят от конкретных обстоятельств и определяются индивидуально.

     При отсутствии иных оснований для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства (предусмотренных ст. 401 ГК РФ) установление нерабочих дней в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. основанием для переноса срока исполнения обязательства исходя из положений ст. 193 ГК РФ не является.

     При этом Верховный Суд также указывает, что если в условиях распространения новой коронавирусной инфекции будут установлены обстоятельства непреодолимой силы по правилам пункта 3 статьи 401 ГК РФ, то необходимо учитывать, что наступление таких обстоятельств само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Однако в этом случае должник не несет ответственности за просрочку исполнения обязательства, а кредитор вправе отказаться от договора, если вследствие такой просрочки, он утратил интерес в исполнении.

 

2.              Принятые органами государственной власти и местного самоуправления ограничительные меры, направленные на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), если они препятствовали предъявлению иска, с учетом обстоятельств дела могут быть признаны основанием для приостановления сроков исковой давности, а также могут рассматриваться в качестве уважительной причины пропуска срока исковой давности и основания для его восстановления на основании статьи.

     Основания приостановления течения срока исковой давности урегулированы статьей 202 ГК РФ, пунктом 1 которой закреплено, что течение срока исковой давности приостанавливается, если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила).

     Критерии, при которых то или иное обстоятельство может быть признано обстоятельством непреодолимой силы, установлены статьей 401 ГК РФ, разъяснения по применению которой даны Верховным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

     Верховный Суд РФ в Обзоре напоминает, что исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре или третьего лица, в связи с чем вопросы, связанные с отнесением обстоятельств пропуска срока исковой давности к обстоятельствам непреодолимой силы, подлежат исследованию судом исключительно при наличии заявления ответчика или третьего лица и возражений истца, представляющего доказательства наличия таких чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств, которые бы препятствовали предъявлению данного иска. Вывод о наличии или отсутствии обстоятельств непреодолимой силы, препятствовавших своевременному обращению в суд за защитой нарушенного права, может быть сделан судом только с учетом фактических обстоятельств конкретного дела.

     В Обзоре также отмечается, что принятые органами государственной власти и местного самоуправления меры, направленные на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), если они препятствовали предъявлению иска, могут быть признаны основанием для приостановления сроков исковой давности. При этом невозможность для граждан в условиях принимаемых ограничительных мер обратиться в суд с иском может рассматриваться в качестве уважительной причины пропуска срока исковой давности и основания для его восстановления на основании статьи 205 ГК РФ. Однако необходимо иметь в виду, что суды по-прежнему принимают документы в электронном виде и посредством почтовой связи, в связи с чем истцу придется доказать невозможность обращения в суд указанными способами в силу возраста, состояния здоровья или иных обстоятельств.

 

3.              Признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников и должно быть установлено с учётом обстоятельств конкретного дела.

     В соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

     Президиум Верховного Суда РФ отметил, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учётом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

     Применительно к нормам статьи 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения, могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлено их соответствие критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства.

     Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения).

     Для освобождения от ответственности за неисполнение своих обязательств сторона должна доказать: а) наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы; б) наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств; в) непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы; г) добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков. При рассмотрении вопроса об освобождении от ответственности вследствие обстоятельств непреодолимой силы могут приниматься во внимание соответствующие документы (заключения, свидетельства), подтверждающие наличие обстоятельств непреодолимой силы, выданные уполномоченными на то органами или организациями.

     В Обзоре также отмечается, что если рассматриваемые обстоятельства, за которые не отвечает ни одна из сторон обязательства и (или) принятие актов органов государственной власти или местного самоуправления привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый) характер, данное обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании статей 416 и 417 ГК РФ.

 

4.              Эпидемиологическая обстановка, введение ограничительных мер и режима самоизоляции могут быть признаны основаниями для изменения или расторжения договора.

     Президиум Верховного Суда РФ отметил, что если иное не предусмотрено договором и не вытекает из его существа, такие обстоятельства, которые стороны не могли предвидеть при заключении договоров, могут являться основанием для изменения и расторжения договоров на основании статьи 451 ГК РФ, если при предвидении данных обстоятельств договор не был бы заключён или был бы заключён на значительно отличающихся условиях.

     При этом по пункту 4 статьи 451 ГК РФ изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств по требованию одной из сторон возможно лишь в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях. При удовлетворении иска об изменении условий договора судам необходимо указывать, каким общественным интересам противоречит расторжение договора либо обосновывать значительный ущерб сторон от расторжения договора.

 

Подробнее
Назад к списку